Главная В избранное Написать письмо    

Национальная Ассамблея Российской Федерации
Об Ассамблее
Список депутатов
Структура Ассамблеи
Первая сессия
Регламенты
Обращения граждан
Новости
Депутатская трибуна
Решения НА
Подготовка Конституции
Голосования Ассамблеи
Конференции
Общественные слушания
Круглые столы
Наши партнеры
Объединенный гражданский фронт Объединенное российское демократическое движение "Солидарность" На самом деле
Депутатская трибуна

Фото с сайта grani.ru

Е. Ихлов: Вторая революция

Хочется начать эпически: меня часто спрашивают, будет ли в России революция? Разумеется, будет! – отвечаю я. Нынешнее состояние государственности крайне неустойчиво – Российская Федерация – типическое послереволюционное образование, ее конституция – плод сложного компромисса 15-летней давности. Поскольку ни одна из целей революционных событий 1989-93 годов не достигнута полностью, то неизбежны события, которые приведут к полной реализации их потенциала. С точки зрения Августа 91 года (кульминация) – это будет вторая революция. Но, прежде всего, поделюсь своими представлениями о сущности Второй революции.

Для начала я считаю нужным отметить, что революциями автор называет политические и социально-политические изменения, кардинально меняющие уровень сложности общества.

Как известно, когда сложные системы переживают кризис, они стремятся обрести новую устойчивость – либо путем упрощения, либо путем обретения нового качества сложности (о точке бифуркации – будет дальше). Революции, стремящиеся к упрощению, к восстановлению архаического синкрезиса (социокуольтурной нерасчленности), назову Инь-революциями (их сегодня называют тоталитарными, фундаменталистскими и проч.). Революции, имеющие целью усложнение общественных структур, назову Ян-революциями (они числятся по классу «буржуазных», демократических, «цветных»). Как положено, в китайской натурфилософии, в каждом Инь есть Ян (неслиянно и нераздельно), а в каждом Ян – Инь. Иными словами, в каждом радикальном стремлении в утопию есть и демократическая составляющая (в современном понимании термина «демократическое») принципов, а в каждом революционно-демократическом движение есть потенциал тоталитарный. Еще одно замечание. К революциям автор относит и революции сверху, т.е. радикальные социально-политические изменения, проводимые самой властью. Первым делом, необходимо отметить, что «вторая» революция стремится завершить дело «первой». «Вторая революция» - это не просто еще одна попытка штурма «старого режима», это именно стремление завершить, «доделать» дело революции, «преданное» первореволюционным истеблишментом, стремление со стороны общественных направлений, вдохновляемых идеалами «Первой революции» (в их понимании, разумеется). Очень важно указать на различие между второй революцией и второй волной революции. «Вторая волна» революции – это сражение между умеренным и радикальным (утопическим) крылом революционеров. Когда становится ясно, что первая генерация революционеров впадает в «ползучий эмпиризм» и категорически отказывается строить царство всеобщего благоденствия и высшей справедливости, вторая генерация начинает новый штурм власти. Обычно второй вал революции поднимается через несколько месяцев или год-два после первого. Иногда революционеры второй волны побеждают - как якобинцы или большевики. Иногда проигрывают - как анабаптисты во время Реформации, «уравнители» во времена Кромвеля, коммунары – в мае 1871-го, левые эсеры (в июле 18-го) и кронштадтцы (в марте 21-го), как «спартаковцы» в январе 19-го, как «левая оппозиция» осенью 27-го, как штурмовики-шрассеровцы (в июне 34-го), как «защитники Белого дома» в октябре 93-го… Из приведенных примеров видно, что успешная (режиморождающяя – извините за уродливый термин), вторая волна революции часто инициирует новую революционную попытку – уже направленную на себя, как революции «первой» волны. Это очень выразительно проявилось на примерах Русских революций. Март 1917-го – завершил задачи Октября 1905-го, выступив в качестве «Второй революции», которые мы назовем Либеральными, поскольку они ставили перед собой задачи ликвидации средневековых институтов самодержавия и эту цель выполнили. Октябрь 17-го – выступил в качестве второй волны Февраля. И решил задачи, которые Февраль решить не смог: а) выход из Мировой войны; б) реинтеграция империи (на принципиально иных, идеократических, принципах, создавших условия для создания через 30 лет глобального империума); в) создание массового типа крепкого земледельца (Кронштадтские события вернули большевиков к некоторой реальности в экономике). Партийно-государственный капитализм НЭПа был в принципе неустойчивой, внутреннее противоречивой системой, обреченной рассыпаться через несколько лет, когда десятки миллионов мелких собственников и «новый средний класс» инженеров и менеджеров заявили бы претензию на реализацию своих демократических прав. Поэтому через 8-9 лет «левая оппозиция» начала готовить «вторую революцию» - антиноменклатурную. Уже через год после решительного подавления этой «революции», сталинское руководство само начало «вторую революцию» (формально – сверху). Это была – тоталитарная по своим задачам революция, которая уничтожила ленинскую систему организации власти. Затем, в виде «хрущевской оттепели», а затем «брежневской стабилизации», произошла коррекции и отказ от террористических и мобилизационных крайностей системы. Была восстановлена полунэповская система «потребительского тоталитаризма». Эта система попыталась остановить «историческое время» (на самом деле, запустило его вскачь). Она была основана на сочетании абсолютно взаимоисключающих принципов. Гласность позволила вынести все это наружу… С мая 1988 года, когда солидарность вышла из подполья, началась Мировая Антикоммунистическая революция (Для Польши «Вторая» – относительно подавленного в декабре 1981-го движения «Солидарность»). А с марта 89-го – с массовых митингов в Москве в защиту Ельцина, началась ее составная часть - Четвертая Русская революция. И Август 1991-го стал «ударом милосердия» для разлагающейся квазикоммунистической державы. Здесь интересно провести параллели с Китаем. Когда крах «Большого скачка» привел к переходу развития на «умеренный» путь номенклатурно-потребительского коммунизма, Мао, поняв, что в исторической перспективы у революционеров в таком обществе нет, также совершил (инь)революцию сверху. Великая пролетарская культурная революция 1966-76гг. стала Второй революцией - относительно победы компартии в 1949 году. После начала либеральных реформ Дэн Сяопина (ян-революция сверху), когда выяснилось, что их итогом стал рост коррупции и нелегитимного в глазах общества социального расслоения, началась вторая революция – майские события 1989 года в Пекине (очевидное ян-революционное движение). Эту революцию подавили, однако три ее объективные задачи: беспощадную борьбу с коррупцией в рядах правящей элиты, борьбу с социально-экономическим расслоением и серьезное расширение социальной основы власти путем приема в правящую компартию представителей крупного и среднего бизнеса – пришлось решать самой власти. История не просто идет по спирали. Выдвину версию, что в точке бифуркации (когда система выбирает один из двух логически вытекающих из ее предыдущего развития вариантов, как правило, «инь» или «ян») на новом витке выбор идет альтернативным путем. В Августе 91-го мы увидели «счастливый конец» Первой Русской революции. Сильная личность (Ельцин) оказалась в стане революции, а не контрреволюции. У Горбачева своего Столыпина не нашлось. Именно по этой причине в Октябре 93-го была подавлена «вторая волна» - поскольку ее то, как раз и возглавляли «Керенские»… Как и во Франции конца 18 века, а перед этим в Англии середины 17 века, в России реакцию возглавил вождь, порожденный революцией. Ибо, зачем отдавать такое важное дело в чужие руки? Затем реакция перешла в контрреволюцию… Нам не дано было в реальном времени увидеть, во что бы превратился режим победивших кадетов, если бы в 1906 году им удалось заставить Николая II отречься. Мы не увидели подавление этими благородными и прекраснодушными (я не шучу) людьми своих чересчур радикальных союзников по демократическому движению, не увидели карательных операций против польских, финских и украинских сепаратистов. Так, легкие наметки: шашни с Корниловым, которого буквально подстрекали к военному перевороту; вооруженный разгон Финляндского сейма в 1917-ом; отказ признать Центральную раду в Киеве… Сейчас виртуальный сценарий из альтернативной истории стал актуальной. Обычно в историографии упоминают пары «революция-реставрация». Термин «реставрация» считаю не совсем точным: контрреволюция редко пытается уничтожить созданные революцией социально-политические институции. Все усилия контрреволюционеров направлены на только на восстановление дореволюционных социальных отношений и на интеграцию фрагментов старой элиты в новый господствующий слой. Условно говоря, граждан пытаются заставить вести себя как верноподданных, буржуазию – как купечество, а фермеров – как вилланов. Когда жизнь входит в решающее противоречие с этими химерами, начинают объективно складываться предпосылки «второй революции», суть которой, можно описать в терминах Конфуция как «возращение имен». Эта революция может проходить в несколько этапов, разделенных десятилетиями. Всем известна цепочка Французский революций. В череде 1789-95, 1830, 1848, 1870-71, необходимо поставить и полуреволюции, серьезно менявшие политический строй и состав политического класса: движение «дрейфусаров» (1898-1905), Народный фронт (1935-38), леводемократический подъем 1944-47 гг., май 1968-го. И три полуконтрреволюции: луи-бонапартизм (1849-70 гг.); петеновский режим 1940-44г. и голистский переворот мая 1958 г. На примере Франции очень четко видно, как мечется социально-политический маятник, когда общество оказывается не готово к радикальным перемена: то к слишком явному отказу от централизации власти, то к слишком высокому градусу авторитаризма. И только сейчас, когда были приняты поправки в конституцию Пятой республики, видно, как этот маятник приблизился к «золотой середине». Но ведь и Испания, и Германия тоже шли к установлению «консолидированной демократии» через цепочку революций. В Испании они приняли форму нескольких гражданских войн. Интересно, что роль «Первой революции» в обоих случаях сыграли наполеоновские завоевания, временно ликвидировавшие феодализм. В Германии роль «второй революции» от «первой - нацистской - революции» (январь 33-го – июнь 34-го) сыграли события июля 44-го (заговор генералов). То, что революция может начаться именно как заговор высшего комсостава, указывает пример Февраля 17-го, где все началось, когда Гучков в октябре 1916г. съездил в Ставку и уговорил сместить Николая II (запалом к перевороту послужили ноябрьские речи Милюкова и Пуришкевича в Думе). Если бы немецкие генералы, которые вовсе не были сторонники реставрации Веймарских порядков, но выступали против крайностей гитлеризма, победили, то теперь говорили бы, что немцы «сами освободили себя от тоталитаризма». Как развевались бы исторические события в таком случае - смотри http://blogs.mail.ru/mail/aqu/2C5621A2CF0E09D3.html или * Необходимо отметить, что когда в октябре-ноябре 1989-го в ГДР произошла «национально-демократическая революция», то реализовалось воссоединение Германии именно по прогнозам немецких крайне правых, которые с 60-х годов утверждали, что объединение страны будет результатом не «разрядки напряженности», но массового антикоммунистического выступления на Востоке (Но кто из серьезных западногерманских политиков слушал «кликушество реваншистов»?). Забавно, но что бы нивелировать роль «народных масс» в исторических процессах, западногерманский истеблишмент сочинил миф о том, что объединение Германии – это целиком заслуга Горбачева («Лучший немец 90 года»), а отнюдь не результат народных выступлений. Хотя вся заслуга Горбачева была лишь в том, что он не дал отмашку раздавить танками берлинские демонстрации… А как тут раздавишь, когда срочно нужны миллиардные кредиты и тысячи тон гумпо?! Да и Берлин – не Баку. И, в итоге, распродать Западную группу войск (ЗГВ) для генералов оказалось куда как выгодней, чем «защищать социализм на немецкой земле». «Цветные революции» 2003-05 годов в СНГ стали «Вторыми» относительно событий 1988-91 годов, которые были решены задачи создания независимых национальных государств, установления рыночных отношений и многопартийности. Однако не удалось создать устойчивой демократии и правовой государственности, т.е. порвать со средневековыми в своей основе социальными отношениями. Украине удалось приблизится к центрально-европейской системе «маятниковой» парламентской демократии, когда у власти чередуются две коалиции (право-и левоцентристская). «Ноябрьские» выступления 2007 г. в Тбилиси стали второй волной «Революции роз». Четвертая Русская революция (1989-93гг.) также была по всем признакам «буржуазной национально-освободительной». По ряду признаков она напоминала Великую Французскою – детонатором к ней послужил срыв противоречивых и неуверенных либеральных реформ. Перестройку я рассматриваю, как вторую советскую либеральную революцию сверху – относительно первой – Оттепели 54-62 гг. (Термин либеральный я применяю в буквальном смысле слова, как обозначение стремления к увеличению индивидуальной свободы и правовой защищенности). Забавно, но сталинские фундаменталисты оказались необычайно точны в своих прогнозах относительно брежневизма и горбачевщины. И курс на потребительский тоталитаризм привел к «буржуазному перерождению» номенклатуры и интеллигенции, отказу от идеократической модели. И «перестройка» реального социализма в демократическом ключе закономерно открыла дорогу буржуазно-националистическим движениям. В результате Четвертой Русской революции («второй революционной волны» относительно Перестройки), были ликвидированы: наднациональная идеократическая империя; партократическая система власти (ее сменил сверхсильный президент, имеющий не традиционную, но харизматическую легитимацию); распределительная модель экономики; доминирование партхозноменклатуры в политической и экономической жизни.

Однако правового демократического государства создать не удалось. Не удалось, и перейти от феодальных по своей природе отношений центр-регионы к демократической федерации, и не удалось создать предпосылки для формирования класса свободных собственников.

Окончательно добить компартию и вытеснить представителей старой номенклатурной элиты довелось новой силовой олигархии. Здесь исторические наследники ОГПУ-НКВД-КГБ (не ВЧК!) завершили начатое в 1926 году уничтожение большевистской партии.

Социальный некроз Застоя-II создает объективные условия для Пятой Русской революции. А предельно оскорбленное чувство гражданского достоинства десятков миллионов – субъективные предпосылки.

Эта революция будет Второй – по отношению в Августовской, и «цветной» - в терминах антиоранжистов. Нынешние борцы с гипотетическим «Русским Майданом», полагаю, в свое время обобьют все лбы перед образами, вымаливая «оранжевый» сценарий новой революции: поди плохо из министерских кабинетов пересесть на скамьи парламентской оппозиции, и, наслаждаясь свободнейшими СМИ, поливать помоями новую власть за «экстремизм»…

Поскольку история, все-таки повторяется, я полагаю, что наиболее драматическая часть Пятой Русской революция будет стремительной, подобно Февральской (или, если угодно, Октябрьской в Австро-Венгрии, Ноябрьской – в Германии 1918 года) – вместо двух-трех лет митингов и прочих «безобразий» - на улицу вдруг выходит миллион и старая власть бежит, как поросенок, «обгоняя собственный визг». Хотя, очень может быть, что Пятая Русская революция растянется на десятилетие либеральных реформ, «подгоняемых» выступлениями демократической оппозиции.

Я также очень надеюсь, что удержится привитое диссидентско-правозащитным движением хроническое отвращение к использованию насилия в политике. Внедрение абсолютной приверженности ненасилию в российское радикальное оппозиционное течение – колоссальная заслуга «шестидесятников». У нас, конечно, есть студенческое террористическое подполье, но только нацистское.

Если вновь вернуться к отечественным историческим параллелям и меридианам, то сторонники Правозащитной (еще раз подчеркну – восстанавливающей право) революции объективно выполняют историческую роль троцкистов в двадцатые годы. И лупят их по голове все той же теорией «суверенности» (см. построение социализма в одной отдельной взятой стране). И, несмотря на то, что власти формально говорят на том же коде (верховенство права, приоритет свободы и демократии, европейский путь), что и демократическая оппозиция, именно в ее адрес, а не в адрес внешне полных идеологических антагонистов «суверен-демократического» режима, а именно, коммунистов и черносотенцев, направлена наиболее яростная ругань. Так и в кульминационно-нэповском 27-ом: за троцкизм сажали как опаснейшую контру, а бывшие дворяне, интеллектуалы-националисты (иногда и монархисты в душе), даже царские генералы очень востребовались наследниками Ленина – как нужные попутчики (тем более, издеваются над леваками), как стратеги, рисующие планы походов на Афганистан и Индию…

Как человеку взглядов либерально-правозащитных, мне бы очень хотелось, чтобы и Пятая Революция вошла в историю как «Правозащитная». Сегодня главным раздражителем общества стало не отсутствие свободы: потребительской – еще навалом, а потребность в политической – как хорошо осознанной необходимости - формируется поколениями. И не отсутствие социальной справедливости: общество в целом слишком «мелкобуржуазно» - атомизировано и охвачено идеей индивидуального успеха.

Но общим знаменателем все явственней становится стремление избавится от бесправия, от «беспредела» (в терминах современной российской политэкономии). В этом заключается хороший антифеодальный заряд.

Если российское общество и поднимется на дыбы, как разъяренный медведь, то именно от острого ощущения предельной униженности, оно устанет от страха и от беззакония.

Но Пятая революция не обязательно будет либеральной (как в анекдоте - в хорошем смысле слова). Она может быть «Национальной» (именно так, как этот термин применяли Муссолини, Гитлер и Франко). Мы уже говорили о печальной деве Бифуркации. Создание коалиции «Другая Россия» (это был первый шаг к Правозащитной Революции) лишь на полтора месяца опередило события в Кондопоге. А тот погром, вместе с Правым маршем 4 ноября 2006 года, расцениваю как зарницу Национальной революции.

Так, что выбор небогат – либо Правозащитная Революция, либо – Национальная.

Версию, что нынешний Застой-II и сопутствующий ему «социальный некроз», т.е. вырождение социальных отношений до степени такого «искажения имен», когда каждая социальная институция выполняет функцию строго полярную по отношению к своему общественному долженствованию, будет длиться вечно – всерьез не обсуждаю.

Кстати, и та и другая Вторые Революции могут быть проведены преимущественно «сверху». Как «новая оттепель» (Перестройка-II), либо как многими ожидаемая необратимая фашизация режима.

Но и Национальная Революция будет обречена решать часть задач, в принципе отводимых историей для демократического движения.

Попробуем, подобно серьезным объективным историкам, заглянуть в «Национальное будущее» нашей страны, в эту мрачную бездну, озаряемую багровыми сполохами сражений и массовых расстрелов…

Национальная Революция будет обречена уничтожить сложившуюся феодально-имперскую систему отношений между центром и этническими гособразованиями. В любом случае из РФ вычленится этно-национальное Русское государство, пусть и не сразу. Ведь очевидно, что торжество русского этнонационализма полностью морально-политически делегимизирует связь национальных республик с Россией.

Одновременно, режим национальных революционеров даст полное гражданское равноправие всем миллионам находящимся в России на птичьих правах соотечественникам (и хлынувшим из отваливающихся окраин).

В сочетании с изгнанием «нерусских» из страны и развитием импортозамещающих отраслей это воссоздаст в стране организованный строительно-промышленный рабочий класс (в его марксистском понимании). Издержками тут будет легко предсказуемая финансовая катастрофа в виде гиперинфляции. Национальная Революция будет обречена уничтожить существующую элиту «жирных котов» (в терминах современной социологии – административную буржуазию), уничтожить существование «правоохранителей» в виде отдельной опрично-баскакской касты. Будет подорвана коррупция как систеобразующий фактор отношений с государством. После крайне мучительной фазы передела собственности и социальных позиций, будет прекращен нынешний ползучий «черный передел» бизнеса в форме «красного» рэкета.

Национальная Революция воссоздаст массовые идеологические партии, что помогает обуздывать чиновников и преодолеет складывающееся кастовое расслоение российского общества. Нынешняя «партия власти» - это бюрократическая корпорация, людей нацеленных на аппаратную карьеру.

Победившая «национал-революционная» партия будет партией людей с опытом общей борьбы, поэтому она может использоваться для политического контроля чиновничества.

«Сербская Национальная Революция» Милошевича и Караджича очень сложным путем выполнила часть нерешенных задач демократического движения в Сербии 1988-90 годов. Милошевич абортировал Первую сербскую демократическую революцию. И был вынужден решать часть ее задач по ликвидации химеры панславизма и титовского социализма.

Вторая Сербская революция октября 2000 года завершила задачу превращения Сербии в национальное демократическое государство, которое утвердилось на принципах парламентаризма, отказалось от идеи любой ценой удерживать Косово, и готово на вступление в ЕС.

Национальная Революция предотвратит превращение России (Руси) в китайского вассала, на что явно нацелилась нынешняя элита. Это грандиозный исторический выбор. Как выбор Александра Невского между рыцарями и Ордой. Как выбор Ивана Калиты, решившего стать русским «Рамзаном». Как выбор Александра III, согласившегося - в обмен на французские займы - привязать русскую армию к французской военной машине.

Пекин готов гарантировать нынешней российской правящей элите ее полицейско-авторитарные методы правления, ее абсолютную монополию на власть. Запад – гарантировать отказался. Элита сделала свой «евразийский выбор». Так князья предпочли Орду, даровавшую своим верным вассалам поистине тоталитарный объем власти, роскошную для западного средневековья возможность напрочь игнорировать политические претензии дружинников (рыцарей), городов и церкви.

Отметим, что для правителей КНР, сохранивших, скажем мягко, большую приверженность к феодальным ценностям, безвозмездная передача пусть и небольшой части российской территории в обмен на внешнеполитическую поддержку, имеет вполне внятный смысл стремления установить ленные отношения. В том же русле прошлогодние учения в Челябинской области, по сценарию которых на глазах китайских генералов китайские и российские части (вассальная дружина) штурмовали условный российский город, захваченный «международными бандформированиями» (очевидно, подавляла гипотетических недовольных русских). Вам это историю с подавлением московским войском Ивана Калиты восставшей против ордынского ига Твери в 1327 году не напоминает?

Но вернемся к гипотетической Национальной Революции. Объективно она будет призвана завершить фактически начавшееся в 1990 году формирование этнонационального Русского государства и вывести страну из нарастающего социального разложения. Ее издержки понятны – безумие шовинизма, бегство интеллигенции, нескончаемые войны, внешнеполитическая изоляция, глубокий кризис экономики.

Вы не хотите Национальной Революции?! Тогда зовите Правозащитную! Вы не хотите взрыва и хаоса?! Тогда научитесь непрерывному ненасильственному давлению на власть, чтобы заставить ее идти на демократические реформы, на восстановление права.

* http://blogs.mail.ru/mail/aqu/2C5621A2CF0E09D3.html

Евгений Ихлов. Альтернативная история: к 75-летию органов германской госбезопасности

Из выступления Райхсканцлера Германии Вольдемара фон Штази на юбилейном собрании работников германской госбезопасности, посвященном 75-летию гестапо.

Ваше Превосходительство, господин Райхспрезидент! Дамен унд херрен! Камраден!

В 2008 году исполняется 75 лет гестапо. Это славный юбилей германской государственной безопасности. У истоков гестапо стоял настоящий профессионал, честнейший патриот Германии - Генрих Мюллер, которого всегда ласково называли "Папаша"... В июле 1944 года истинные патриоты Германии - полковник фон Штауфенберг, генералы и маршалы Роммель, Кессельринг, Гудериан и Кейтель избавили фатерланд от диктатуры национал-социализма... Мы сами освободили себя от тоталитаризма, от партии, которая привела Райх к поражению... Но произошла крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века - наша великая Родина потерпела поражение, от нее была отторгнуты Восточная Пруссия, Эльзас и Саар, в Румынии и Восточной Польше утвердился кровавый большевизм...

Мы сами решительней всех осудили нарушения прав человека... Партия "Единый Райх" неукоснительно отстаивает фундаментальные нормы демократии... Но мы не должны идти на поводу у спекулянтов от истории: ну, какие 6 миллионов, самое большее 3-4... Рядовые гестаповцы честно исполняли свой долг... Все приговоры так называемым антифашистам выносил Народный суд, и не надо перекладывать ответственность на тех, кто защищал страну от агентуры плутократии и всемирного большевизма... Сейчас на Западе вновь в ходу двойные стандарты: все время вспоминают Освенцим, Бухенвальд и Дахау, но забывают о Колыме и ГУЛАГе. Видно, не нравится Москве, Лондону и Парижу, а также их наймитам, побирающимся у посольств так называемых стран-победителей, что Германия встала с колен! Нам говорят о преследованиях так называемой либеральной оппозиции, но почему-то при арестах эти оппозиционеры кричат по французски... Германия встала с колен в позу великой державы! И в первых рядах строителей новой Германии - работники госбезопасности, которые до сих пор гордо называют себя гестаповцами...

Евгений Ихлов

Публикации раздела: Депутатская трибуна

 - К проекту Конституции “Прямой демократии”
 - КОНСТИТУЦИЯ ПРЯМОЙ ДЕМОКРАТИИ
30.05.2014 - Мудрая старшая сестра
06.05.2014 - Мертворожденные дети Абая
08.04.2014 - О ситауции на Украине.

К проекту Конституции “Прямой демократии”
Комментарий и предложения о поправках от депутата НА Вадима Кирюхина.
30.05.2014
Разбитые окна
Глобализация и постглобализация: человечество переживает кризис социокосмоса
04.04.2014
Манифест Диалектической партии
Дмитрий Мисюров о теории разрешения противоречий между Востоком и Западом.
29.12.2013
Образование элиты
Александр Неклесса о нематериальных активах нации.
29.12.2013
Воспоминание о будущем
Фото с сайта www.kommersant.ruСергей Черняховский предлагает спасти страну и построить коммунизм.
28.12.2013
Поедим напоследок
Фото из ЖЖ ЯшинаИван Стариков: Сколько исторического времени осталось России?
11.12.2013
Под флагом «евроинтеграции»
Сергей Черняховский: "Те, кто сносил памятник Ленину в Киеве, – варвары почище талибов".
29.11.2013
Повторение пройденного
Игорь Эйдман об очереди за "конфетами" власти и привилегий.
16.11.2013
Мифотворчество
Игорь Эйдман о крепкой связи между силовиками и олигархами.
16.11.2013
Фантастический мир
Евгений Ихлов о перспективе смены путинизма «народным» режимом.
12.11.2013
Деградация и крах российской интеллигенции
Игорь Эйдман об интеллектуальной коррупции.
07.11.2013
Поклонникам сильной руки
Андрей Пионтковский о рецепте лечения государственного фашизма.
29.10.2013
Сон евразийства
Алексей Лапшин: В мировую историю Россия вошла, как самоотверженный борец за справедливость.
© Национальная Ассамблея 2008. Все права защищены и охраняются законом.
При полном или частичном использовании материалов, опубликованных на страницах сайта www.nationalassembly.info, ссылка на источник обязательна.
Бизнес-материалы