Главная В избранное Написать письмо    

Национальная Ассамблея Российской Федерации
Об Ассамблее
Список депутатов
Структура Ассамблеи
Первая сессия
Регламенты
Обращения граждан
Новости
Депутатская трибуна
Решения НА
Подготовка Конституции
Голосования Ассамблеи
Конференции
Общественные слушания
Круглые столы
Наши партнеры
Объединенный гражданский фронт Объединенное российское демократическое движение "Солидарность" На самом деле
Правая колонка

28.06.2012
Превентивная революция

To End All Wars

(Чтобы Положить Конец Всем Войнам) Из выступления президента Вудро Вильсона

в Конгрессе при объявлении войны Германии

Это текст был написан до появления «ультиматума» Ходорковского, но вносить существенные правки в него не пришлось.

О революции сейчас вновь говорят и пишут. При этом наблюдаются странные противоречия. На том же самом митинге 12 июня, где принимается «Манифест свободной России», в котором совершенно разумно утверждается, что в стране с декабря (т.е. уже полгода) разворачивается революция – «мирная антикриминальная», ораторы упрекают правящий режим в том, что именно он - «революционер», что провоцирует революцию Кремль… Тезис о том, что именно власти провоцируют революцию и именно поэтому их надо власти лишить (каламбур) – излюбленный тезис отечественных либералов, активно используемых для обоснования смены режима уже почти сто лет. Об этом говорили и писали осенью 1916-го, когда либеральной оппозицией был выдвинут тезис о «необходимости вырвать руль у сумасшедшего шофера», и последний раз зимой 1991-го. Вводится он в оборот и сейчас.

Рассуждая строго рационально, утверждающие это – правы. Если бы политические реформы Витте и социальные реформы Столыпина начались бы в 1903, то революционного кризиса 1905 года не было бы. Только кто бы им дал такую возможность? «Организатор» двух революций Николай II? Если бы Горбачев разделил КПСС на 15 социал-демократических партий, освободил бы цены, провёл приватизацию и превратил СССР в СНГ (в то, как задумывался СНГ в декабре 1991), то он проправил бы лишних лет десять и вошёл бы в мировую историю как величайший российский демократический политик XX века.

Поэтому когда революционеры призывают власти к предупреждающим революцию реформам, они почти не лицемерят. Просто все понимают, что традиционная российская власть идёт на реформы, способные упредить революцию, только спасая свои шкуры – во время уже начавшейся революции. Николай II подписал Манифест 17 октября, когда уже стоял под парами крейсер, чтобы эвакуировать царскую семью в Англию. Через 11 лет он же вместо того, чтобы свалить развал тыла и тупик на фронтах на либералов, швырнув им «правительство народного доверия», подготовил тайный указ о разгоне Думы…

Горбачев решился на реальные структурные реформы (демонтаж империи и демонтаж плановой экономики) только за пару недель до Фороса. В последние спокойные предреволюционные месяцы – в августе и сентябре 2011 г. - Старая площадь «свергала» Миронова и Прохорова…

Но многократно произнеся слово революция, необходимо отметить что в современном отечественном контексте, оно означает три совершенно разных понятия. Первое обозначим просто революция. Это – быстрая смена режима, приводящая к радикальным политическим и социальным реформам. В идеале – она проходит ненасильственно. Несколько дней сверхмассовых манифестаций, и низший и средний уровни госаппарата «переходят на сторону народа». В конце концов, для следователя-профи*, не попавшего в «списки Магнитского», «копать» под Сечина куда увлекательней (и прибыльней), чем под Навального. В этом сценарии нет ничего чудесного – так было в Восточной Европе 1989 года**. Так было в Центральной Европе в октябре-ноябре 1918. И еще в десятках стран.

Если логина событий превратила либерально-правозащитные или леворадикальные митинги прошлого десятилетия на 500 человек в пятитысячные «марши несогласных», а их – в 50-100 тысячные митинги «мирной антикриминальной революции», то нет ничего неожиданного в новом изменении качества – начале реальных «маршей миллионов». Вот такой видится идеальная революция, тот самый «ненасильственный демонтаж». А наиболее хитрая часть правящей ныне номенклатуры вдруг да «поможет» народным чаяньям верхушечным переворотом – как это произошло 15 марта 1917 в Российской империи, 20 августа 1991 – в СССР или 11 февраля 2011 в Египте.

Я, собственно, вообще предлагаю ввести в политологию особое понятие «Превентивная революция», называя так попытку стремительного захвата власти контрэлитой (при дружеском нейтралитете или помощи отколовшейся части элиты) – с целью предотвращения политической эскалации, полного раскола общества и гражданской войны. К числу Превентивных революций я бы отнес Славную революцию «оранжистов» в Англии 1688 г., выступление декабристов в 1825 г. (предупредить вторую пугачевщину), приход к власти орлеанской ветви династии в июле 1830 г. во Франции, события ноября 1916 - марта 1917 (гучковский «путч»).

Другим понятием – Революция я хотел бы обозначить некий идеальный политический процесс, который приводит к торжеству демократии и справедливости. Именно такое развитие событий ждёт огромное количество людей – неосталинистов, анархистов, социал-демократов, либералов, националистов… Каждый видит этот идеал по своему, каждый понимает демократию и справедливости отлично от других, но что только Революция-идеал способна вырвать общество из плена социального некроза путинского застоя, прервать уже невыносимую депрессивность лжи и бесправия – тут уже почти консенсус. Другое дело, что левые радикалы и националисты, поняв, что общественный подъем принёс поддержку не им, а либералам, категорически отказываются таскать для «оранжистов» каштаны из огня. Несмотря на все бонусы, которые могут получить, например, левые в случае реальной и коренной демократизации.

Разумеется, смирная половина населения, более всего подходящая под социально-историческое определение «добродетельные рабы», не хочет никаких перемен в принципе, они любят сильное государство, обижаются за патриарха и искренне не понимают, что не нравилось ливийцам, когда бензин стоит три копейки, а медсестра получала тысячу долларов.

Чем больше агонизирующий режим говорит языком чаплиных-холманских-мединских***, тем больше отчаяние тех, кто шёл к Путину за авторитарной модернизацией, а получает антизападную деспотию, говорящую на клерикально****-националистическом сленге.

Понятием РЕВОЛЮЦИЯ – все, напротив, обозначают разгул революционного произвола, кровавый хаос и смуту. При этом одни думают о большевиках, другие – об эпохе младореформаторов, а в глазах третьих непостижимо объединились Ленин-Троцкий и Ельцин-Гайдар. Тут тоже сложился консенсус. Такой революции никто не хочет. В результате российское общество мечтает о Революции, обвиняет власть и других в провоцировании РЕВОЛЮЦИИ и спорит о реальности революции…

Что меня поражает в полемике. Консерваторы дразнят революционеров тем, что они бессильны организовать РЕВОЛЮЦИЮ. При этом все понимают, что такое может произойти только, если либералам удастся «раскачать» традиционалистические массы с их вполне средневековым эсхатологическим мировосприятием, требующим немедленного наказания порока и порочных, и построение утопии уравнительной справедливости и вечевого народоправия.

Впрочем, в 1905 и 1917 либералам это удалось. В 1991 первом старый режим предпочёл вовремя капитулировать. Как раз тогда, когда либералам удалось в республиках вовсю разыграть национально-антиимперскую карту, а в России вбросить в массы дрожжи антиноменклатурного уравнительного популизма.

Ту пропаганду, которую адепты режима сейчас обрушивают на «оранжистов», можно уподобить только, как если бы в период Карибского кризиса американская пресса изо дня в день писала, что Хрущев – слабак, и не решится исполнить свои угрозы «похоронить капитализм».

Еще нелепей позиция левых критиков либеральной оппозиции. Нет бы, сидеть и радоваться, что либералы – как всегда в истории – увлеклись политическими реформами и верховенством права, дождаться, когда либералы дожмут режим и будут проведены свободные выборы – и легко одолеть на них правых соперников, наобещав сорок бочек арестантов социальной защиты. Нет, левые нещадно критикуют либералов, что те не пользуются их программами! Представим – случается чудо преображения: и радикальное крыло «оранжевых» берёт на вооружение отпетый социальный популизм – огромные налоги на богатство, национализация олигархий, вторые квартиры – очередникам, виллы – детсадам, власть на производстве - трудовым коллективам… Кому тогда будут нужны леваки – с их хроническим идеологическим сектантством и ненавистью к частной собственности (в стране, где все, особенно, пролетарии, хотят стать собственниками)?

Поэтому сегодня у нас революционеры изо всех сил предотвращают революцию, охранители издеваются над ними за неспособность организовать настоящую революцию, а левые горько оплакивают то, что правые не отбирают у них привлекательные лозунги.

Сегодняшнее развитие политического кризиса в России можно представить в виде следующей картины. В холодный и сырой пороховой погреб (или трюм) проник диверсант. Сперва он только чиркает кресалом, разгоняя искры фильмов про взрывы домов и докладов о коррупции. Над ним хохочут, но пристрелить бояться – пуля даже в сырую бочку с порохом – это риск. Затем диверсант из палки и тряпки делает факел маршей несогласных и начинает им помахивать. Издевки над ним продолжаются – эта безделица явно не вызовет взрыва. Потом из какой-то рухляди мастерит костерок Болотной. И на него обрушивается ещё больший шквал насмешек – а вот и не взорвешь, порох промок на сквозь, а взорвёшь – сам подохнешь. В ответ диверсант выдвигает встречное предложение гарнизону форта (или команде бригантины) – я отковыриваю бочонок и поджигаю немного пороха. Происходит вспышка. Вы выкидываете за борт капитана (выгоняете коменданта) и встаете под мою команду. И все живы и целы.

* Из породы «что стрелять подтаскивать, что стреляных оттаскивать».

** Кроме Румынии, где пытались пострелять, но участь четы Чаушеску, а сейчас Мубарака и Каддафи – другим наука.

*** Имя им – Легион. (Мк.5:8)

**** Попытки объявить разжиганием религиозной вражды шутки над Владимиром Гундяевым оказались синхронизированы с запретом ещё многих десятков исламских теологических трактатов. Это означает разворот от равной опоры власти на все «традиционные» конфессии - в сторону государственного православия, фактический перевод ислама в категорию «подозрительных».

Евгений Ихлов

Публикации раздела: Правая колонка

 - К проекту Конституции “Прямой демократии”
30.05.2014 - Разбитые окна
04.04.2014 - Манифест Диалектической партии
29.12.2013 - Образование элиты
29.12.2013 - Воспоминание о будущем

К проекту Конституции “Прямой демократии”
Комментарий и предложения о поправках от депутата НА Вадима Кирюхина.
30.05.2014
Разбитые окна
Глобализация и постглобализация: человечество переживает кризис социокосмоса
04.04.2014
Манифест Диалектической партии
Дмитрий Мисюров о теории разрешения противоречий между Востоком и Западом.
29.12.2013
Образование элиты
Александр Неклесса о нематериальных активах нации.
29.12.2013
Воспоминание о будущем
Фото с сайта www.kommersant.ruСергей Черняховский предлагает спасти страну и построить коммунизм.
28.12.2013
Поедим напоследок
Фото из ЖЖ ЯшинаИван Стариков: Сколько исторического времени осталось России?
11.12.2013
Под флагом «евроинтеграции»
Сергей Черняховский: "Те, кто сносил памятник Ленину в Киеве, – варвары почище талибов".
29.11.2013
Повторение пройденного
Игорь Эйдман об очереди за "конфетами" власти и привилегий.
16.11.2013
Мифотворчество
Игорь Эйдман о крепкой связи между силовиками и олигархами.
16.11.2013
Фантастический мир
Евгений Ихлов о перспективе смены путинизма «народным» режимом.
12.11.2013
Деградация и крах российской интеллигенции
Игорь Эйдман об интеллектуальной коррупции.
07.11.2013
Поклонникам сильной руки
Андрей Пионтковский о рецепте лечения государственного фашизма.
29.10.2013
Сон евразийства
Алексей Лапшин: В мировую историю Россия вошла, как самоотверженный борец за справедливость.
© Национальная Ассамблея 2008. Все права защищены и охраняются законом.
При полном или частичном использовании материалов, опубликованных на страницах сайта www.nationalassembly.info, ссылка на источник обязательна.
Бизнес-материалы